Для детей
Skip to content

Все на кар-р-р-навал

Действующие лица пьесы и их характеры:

Ворона Кармэн Петровна — местный старожил, ответственна, умна, серьёзна, любит быть в центре внимания.

Сорока Аксинья — болтушка, сплетница, всегда в курсе лесных новостей.
Синичка Фенечка — весёлая, жизнерадостная, очень любит праздники.

Дятел Тук Тукыч — трудолюбивый и искусный лесной доктор, к тому же хороший товарищ, душа местного общества.

Волчонок Щелкунчик — пока ещё не обладает решительным характером своих родителей, довольно робкий и застенчивый, мечтает найти верных друзей.

Действие происходит на небольшой лесной полянке в канун Нового года.

На сцене появляется озабоченная Кармэн Петровна.

Кармэн Петровна (смотрит в какой-то листок и считает): Один, два, три, четыре! Четыре, три, два, один!

На сцене появляется Синичка Фенечка.

Фенечка (весело): Тётушка Кармэн, что с Вами, почему у Вас такой серьёзный вид?!

Кармэн Петровна (недовольно): Почему-почему! Потому что ты меня сбила, вот почему! (Ворчит.) Ну что у нас в лесу за молодёжь — никакого воспитания!
Фенечка: Простите, пожалуйста, я не хотела Вам мешать. А что Вы считаете, если не секрет?

Кармэн Петровна (успокаиваясь): Вообще-то пока секрет, но. так и быть, расскажу тебе, тем более, что и для тебя дело найдётся.

Фенечка (удивлённо): Какое дело?!

Кармэн Петровна (сердито): Не перебивай старших — молча слушай! Так вот я и говорю: прилетает ко мне вчера в гости Сорока, ну, ты знаешь её, эту Аксинью-трещотку. Уж так она стрекотала, уж так она верещала, хоть уши зажимай. По-моему, всё, что в лесу за целый год произошло, а может быть, и не произошло, выложила за полчаса. Я её в общем не очень-то и слушала — о своём думала. Но, между прочим, она вот что протрещала: будто где-то далекодалеко, на краю света, в какой-то там Барзилии…

Фенечка (перебивая): Не в Барзилии, а в Бразилии, тётушка Кармэн!

Кармэн Петровпа: А ты-то откуда знаешь?

Фенечка: А у нас в Птичьей школе очень хорошо географию преподают.

Кармэн Петровна: Так вот я и говорю, что, оказывается, в этой самой Бар.., то есть Бразилии каждый год проходят какие-то необыкновенные кар-р-р-навалы. Уж не знаю, откуда про это нашей трещотке известно.

Фенечка: И не только там – в других странах тоже бывают карнавалы.

Кармэн Петровна: Вот видишь – везде народ веселится, только у нас скука и никаких жизнерадостных мероприятий. А ведь скоро Новый год – уже ёлки и игрушки вовсю продают. Вот я и подумала,
Фенечка, что нам тоже нужно, как следует, праздник встретить и устроить в лесу кар-р-р-навал!

Фенечка (радостно): Ура-а-а! Как здорово! Полечу скорей своих сестричек обрадовать!

Кармэн Петровна: Да погоди ты, торопыга! (Ворчит.) Ну что у нас за молодёжь такая в лесу! Ведь сначала нужно всё хорошенько подготовить! Вот поэтому-то я и решила сегодня провести совещание лесного птичьего актива. Пригласила кое-кого…

Фенечка (с интересом): А кого, тётушка Кармэн?

Кармэн Петровна: Во-первых, Тук Ту-кыча, нашего лесного доктора. Он серьёзный, умный, почти как я, да и много чего повидал на своём веку. Потом Аксинья должна прилететь – куда уж от неё денешься, да и запасов у неё много, а они нам могут пригодиться. Ну, и ты со своими Синичками-сестричками должна нам помочь. В общем, на совещании нас будет четверо.

В этот момент за сценой раздаётся громкое стрекотание:

Я – весёлая Сорока,

Я — Сорока-белобока.

Новость слышала в лесу —

На хвосте её несу.

Чудеса сюда идут —

Интересно будет тут!

Кармэн Петровна (обращаясь к Фенечке): Вон видишь, летит наш лесной репортёр! Значит, тишина и покой закончились:

На сцене появляется Сорока.

Аксинья: Привет, привет! Я не опоздала?

Кармэн Петровна: Не опоздала, ты всегда даже раньше прилетаешь!

Аксинья: А что я видела, а что я слышала! Это не лес, а сплошные происшествия!

Кармэн Петровна (строго): Аксинья, помолчи немного! Лучше скажи: ты Тут Тукыча по дороге не встречала?

Аксинья: И вчера, и позавчера, и месяц назад! Он всё деревья лечит, от жуков их спасает, они ему ветками машут: «Спасибо, брат, спасибо!», а сами даже повернуться не могут! И какая же, кума, у них. у деревьев, несчастная доля: всю жизнь на одном месте стоять! Я бы так ни за что не смогла!

В этот момент за сценой слышится:
Я стучу, стучу, стучу
И деревья я лечу.
Чтобы в лесу нашем
Становилось краше!

Вселел за тем на сцене появляется озабоченный Дятел.

Тук Тукыч: Всем привет! (Обращаясь к Кармэн Петровне) Я не опоздал, соседка?

Кармэн Петровна: Да нет, Тук Тукыч, как раз вовремя! Итак, лесной птичий актив в сборе, начинаем наше совещание. Председателем буду я!

Аксинья: Почему же ты, кума?!

Кармэн Петровна: Потому, что в списке зимующих птиц я птица номер один!

Аксинья: А кто же этот список составлял?

Кармэн Петровна: Как это кто, конечно, я, раз я птица номер один! Но если ты, Аксинья, будешь мне мешать проводить совещание, я тебя вообще из этого списка вычеркну!

Тук Тукыч: Не будем ссориться, соседи! Давайте ближе к делу – у меня на сегодня ещё пять больных назначено.

Кармэн Петровна: Итак, я пригласила вас. активистов нашего леса, чтобы обсудить один важный вопрос — о нашем кар-р-р-навале.

Фенечка: Тётушка Кармэн, скажите, пожалуйста, а что нужно делать, ну, когда этот самый карнавал?

Кармэн Петровна: Вообще-то я сама ещё ни разу не кар-р-р-навалилась, но Аксинья сказала, что это когда все наряжаются по-другому и на себя не похожи!

Аксинья (перебивая): Да-да, а ещё смеются, танцуют, поют, от души веселятся! А ещё я видела, а ещё я слышала, как в прошлом году в лесочке за ручьём туристы у костра маски зверей надели и карнавали лись до утра!

Фенечка (озабоченно): Но разве, мы сможем так нарядиться — ведь у нас ничего нет!

Кармэн Петровна (решительно): Нет, так будет! Но сначала мы должны выбрать место в лесу, где будет проходить наш кар-р-р-навал: оно должно быть красивое, тихое и, главное, чтобы там была ёлка.

Аксинья (перебивая): Самая лучшая ёлка — это та, что на опушке стоит: с неё всё-всё, даже автобусную остановку, видно —
кто что делает, кто куда идёт. Это не лес, а сплошной интерес!

Тук Тукыч: Да что ты, соседка, разве можно у всех на виду карнавал проводить?! Не сердись, не обижайся, Аксиньюшка, но самая красивая ёлка — это та, что у ручья растёт: и стройна, и пушиста, и от опушки далеко.

Кармэн Петровна: Правильно, Тук Тукыч, я и сама её уже наметила. Вот только не знаю, как её украсить – ведь игрушек-то у нас нет!

Аксинья (немного обиженно): Это у вас нет, а у меня всё есть! И хоть вы всегда надо мной подсмеиваетесь, когда я сокровища разные собираю, теперь-то они и пригодились!

Фенечка: Тётушка Аксинья, а что же в Вашем гнезде есть для нашей ёлочки?!

Аксинья: А вот завтра с сестричками поутру ко мне прилетишь и увидишь! Подберу для украшения самые лучшие свои фантики, крышечки от бутылок и колечки!

Кармэн Петровна: Это ты хорошо придумала, кума. Итак, ёлку у нас будут Синицы украшать. А вот как нам быть с костюмами карнавальными?

Фенечка: Но сначала, тётушка Кармэн, нужно решить: кто кем будет на карнавале.

Кармэн Петровна: Ну я-то знаю, кем мне быть!
Тук Тукыч: И кем же, соседка?

Кармэн Петровна: Королевой! И буду я зваться Карлоттой Первой!

Аксинья: А мне кажется, кума, что ты совсем не похожа на королеву!

Кармэн Петровна: Почему же?! Знаешь, в лесу по дорожкам часто старичок с палочкой гуляет, так когда он меня видит, всякий раз говорит: «Ай да ворона! Просто королева!» Он-то меня и надоумил.

Фенечка: Мне тоже кажется, что тётушка Кармэн будет замечательной карнавальной королевой!

Аксинья: Но ведь у тебя, кума, нет ни одного королевского наряда…

Кармэн Петровна: А вот и есть! Во-первых, в надёжном месте у меня лоскуток чёрной материи в блёстках припрятан — вот тебе и королевская мантия, а на голову, вместо короны, я золотистую пробку от бутылки надену. Ну. а чтобы меня не узнали, я сухим дубовым листом прикроюсь, как веером.

Тук Тукыч (кивая головой): Да, дуб-то совсем не облетел осенью. В дубовой рощице, той, что за болотцем, этих вееров тьма-тьмущая!

Аксинья: Ну, а я тогда, вот тогда я цыганкой наряжусь!

Все смеются.

Аксинья (обиженно): Нечего хихикать! У меня в гнезде видимо-невидимо разных бус, цветных лоскутков, колечек — без дела-то я летом не сидела, припасала впрок. Обвешаюсь всем этим, буду петь и плясать! Вот так!
Сорока поднимает крылья и проходит по кругу, подражая цыганским танцорам.

Фенечка (сквозь смех): Как замечатель-но, тётушка Аксинья! Я уверена, что у Вас будет чудесный карнавальный костюм! Какая Вы счастливая!

Аксинья (довольная): Спасибо тебе на добром слове, озорница! (Обращаясь ко всем) А знаете, что я ещё придумала: надо, чтобы Тук Тукыч белым медведем нарядился!

Тук Тукыч (удивлённо): Я — медведем?!

Аксинья (торопливо): Ну да, я знаю одно местечко, где мел лежит. Вымажешься в нём, по льду у ручейка будешь ходить и рычать: «Р-р-р-р! Всех схвачу, всех пр-р-роглочу!»

Тук Тукыч (улыбаясь): Нет, Аксиньюшка, медведь, пожалуй, из меня не получится! Лучше я наряжусь почтальоном: буду новогодние поздравления всем разносить. Сумочка у меня есть и стучать я умею!

Фенечка: Что за стук, что за стук?! Почтальон идёт к вам Тук! Двери открывайте. Тук Тукыча встречайте!

Тук Тукыч (довольный): Спасибо, Фенечка. Какие стишки хорошие ты для меня придумала — вот что значит отличница Птичьей школы!

Аксинья (обращаясь к Фенечке): А ты-то, стрекоза-егоза, кем хочешь быть на карнавале?

Фенечка (с грустью): Я пока не знаю.

Кармэн Петровна: Не грусти. Фенечка, мы и для тебя что-нибудь придумаем.

Тук Тукыч: Кармэн Петровна, а из зверей мы кого-нибудь будем на карнавал приглашать?

Кармэн Петровна: Я думаю, что Аксинья должна всех оповестить — и зайцев, и белок, и лису: она их часто встречает. (Обращается к Сороке.) И про костюмы, кума, не забудь им сказать – пусть заранее приготовятся. Да смотри, до поры до времени помалкивай, кем мы нарядимся, а то будет не так смешно и интересно!

В этот момент за сценой слышится то-пепький голосок: «А как же волки?», и появляется маленький Волчонок.

Аксинья (удивлённо): Вот так волк — зубами щёлк!
Волчонок (обрадованно): А как Вы догадались. тётенька Сорока, что меня Щелкунчиком зовут?!

Кармэн Петровна (строго): Ты откуда тут взялся?!

Щелкунчик: Я гулял-гулял, бежал-бежал и вдруг вас услышал, и так вы мне понравились, что я гоже очень-очень хочу вместе с вами на Новый год карнавалиться! Можно?

Аксинья: А костюм у тебя есть?

Щелкунчик (робко): Нет, у меня только вот эта шкурка!

Тук Тукыч: Стойте, я придумал! Пусть Щелкунчик и Фенечка будут на нашем карнавале парой!

Кармэн Петровна (удивлённо): Какой ещё парой?!

Тук Тукыч: Ну, будут изображать Серого Волка и Красную Шапочку из всем известной сказки! Только там Волк злой, а у нас будет добрый!

Кармэн Петровна (важно склоняя голову): Неплохо придумано, Тук Тукыч, а главное, оригинально.

Фенечка (глядя на Щелкунчика): Вообще-то. сказку эту я хорошо знаю и люблю и Щелкунчик мне нравится — он совсем не страшный, а, наоборот, очень даже милый. но ведь у меня нет красной шапочки..

Аксинья (ворчливо): Хихикаете-хихика-ете над тётушкой Аксиньей, а без неё никуда! (Обращается к Фенечке.) Дам я тебе, озорница, красный лоскуток, так и быть, соорудишь себе с помощью сестриц шапочку, какую нужно.

Фенечка (обрадованно): Спасибо тётушка Аксинья, Вы такая добрая!

Щелкунчик: А что я должен буду делать с этой самой Красной Шапочкой?!

Аксинья: Да ты, видать, совсем необразованный, раз не знаешь этой сказки!

Щелкунчик (оправдываясь): Мама с папой всё время заняты, а в школу мне ещё рано…

Фенечка: Не грусти. Щелкунчик, сейчас наше совещание закончится, ты пойдёшь меня провожать до берёзовой рощицы, и по дороге я тебе расскажу эту замечательную сказку. А ещё мы разучим с тобой одну весёлую песенку, чтобы выступить на карнавале!

Щелкунчик (радостно): Спасибо тебе, Фенечка! Знаешь, я всегда мечтал, чтобы кто-нибудь со мной подружился и совсем меня не боялся!
Кармэн Петровна (строго): Молодёжь, прошу тишины! Совещание ещё не окончено. Итак, напоминаю, что с завтрашнего дня мы начинаем подготовку к новогоднему кар-р-р-навалу. (Озабоченно) Дел у нас немало: ёлку нарядить, костюмы приготовить, гостей пригласить. Но, главное, нужно, чтобы па празднике все веселились от души — только тогда он запомнится!

Аксинья (задорно): Слушаемся и будем веселиться, птица номер один!
Все смеются. Затем Тук Тукыч, Фенечка и Щелкунчик покидают сцену.

Кармэн Петровна (обращаясь к Сороке): Ты уж, Аксиньюшка, сегодня же лес облети, всем зверям и птицам расскажи, какой у нас кар-р-р-навал готовится!

Аксинья: Не хуже, а, может, и получше, чем в Бразилии!

Махнув Вороне крылом. Сорока улетает. За сценой слышится её громкий крик:

Скоро будет, скоро будет,

Скоро будет карнавал!

Чтобы каждый веселился,

Чтобы каждый танцевал!

Скоро будет, скоро будет,

Скоро будет карнавал!

Кармэн Петровна (оставшись одна): Да, хоть и трещотка эта Аксинья, хоть и легкомысленная, а без неё в лесу как будто чего-то не хватает. (Спохватываясь) А что же я здесь стою? Пора наряд карнавальный готовить и порепетировать немножко — ведь скоро мне королевой быть придётся!

Ворона берёт палочку, ударяет ею о землю, гордо поднимает голову и со словами: «Её величество королева Карлотта Первая!» покидает сцену.